{{user.notifications_count}}
Выйти
Войти
у вас {{user.notifications_count}} новых уведомления
Вы не зарегистрированны. Войдите в свой профиль, чтобы использовать уведомления в полную силу
Редактирование подписок
Комментарии
Авторы
Сюжеты
отписаться
отписаться
отписаться
{{settingsPanel.errors.form}}
{{settingsPanel.errors.name}}
{{settingsPanel.errors.new_password}}
Москва
прогноз на 7 дней
Доллар 64,63
Динамика за 2 недели
Евро 71,25
Динамика за 2 недели
Подпишись на ura.ru:
Чтобы подписаться на рассылку, укажите свой e-mail
{{email_subscribe.errors.email}}
22 июля 2016
21 июля 2016
16:39  01 октября 2014 249

«Из-за неграмотного командования нас расстреливают в упор!»

Интервью депутата, воюющего в ополчении ДНР. «Говорят, меня костерят за то, что бросил своих избирателей. Но я защищаю Россию»

Сергей Леонов
© Служба новостей «URA.Ru»
Негребецких не понимает, почему жители Донбасса бегут в Россию, а не защищают свою землю фото – Валентина Свистунова, Карина Ванеш
новость из сюжета:
Война на Украине
все новости сюжета

Депутат горсобрания Златоуста Александр Негребецких отправился воевать за Донбасс рядовым. Еще несколько лет назад он, вальцовщик сталеплавильного цеха, впервые прославился на всю страну, когда объявил голодовку и писал президенту Владимиру Путину письма с просьбой спасти от банкротства ЗМЗ. Негребецких боролся против вырубки бора. И после избрания депутатом, казалось, что ветеран второй чеченской кампании окончательно стал политиком. Но сегодня он на Донбассе. Зачем это нужно отцу двоих детей, как Россия поддерживает ополченцев и почему армия ДНР несет большие потери — он рассказал в эксклюзивном интервью «URA.Ru».

— Зачем 37-летнему депутату, отцу двоих детей ехать на войну за границу?

— Я патриот России, а здесь живут славяне. Такие же русские, как и я. Я не мог их бросить. Просто собрался и поехал в Донецк. Нашел людей по своей специальности — военная контрразведка ДНР.

— Вот так просто сказали всем, что поехали воевать?

— Нет, конечно. Например, маме сказал, что поехал на Север на два месяца, якобы там будут выборы. Но она по телевизору меня увидела. Пришлось позвонить, рассказать правду. Она ответила: «Я тебя понимаю, держись, крепись».

— Как в подразделении отнеслись к добровольцу с твоим статусом?

— А я всем говорю, что простой крестьянин. Никому не рассказываю, кто я, какой военный и сколько лет прослужил. Просто приехал солдатом. Я рядовой.

— Каково соотношение в вашем подразделении россиян и местных?

— В нашем отряде 90% россиян, остальные — жители Донецка. Они себя называют русскими. Из россиян половина уральцев, половина — сибиряков.

— Почему так мало местных?

— Сам в шоке: они едут в Россию, а мы приезжаем сюда! Они свою землю не хотят защищать! Мне вчера один дедушка сказал: «Да мне без разницы, кто будет, лишь бы пенсию платили». Ветеран войны, весь в орденах и медалях. У меня челюсть отвисла, я ничего больше сказать не мог. Что сказать человеку, который имеет ордена и медали, а ему без разницы, кто будет платить пенсию — фашисты или наши.

— Может, тогда и не стоило ехать?

— Я буду здесь защищать своих братьев славян и русскую землю от фашистов.

Ситуация на востоке Украины. Луганск. Захват здания МВД, автомат, луганск, захват мвд

— Сколько вас в отряде?

— Нас 100 человек, которые штурмуют аэропорт. На другой стороне воюет 7,5 тыс. человек.

— Разве 100 человек достаточно?

— Чем больше народу, тем больше потерь. Даже сотни много. Надо профессионалов 3-4 группы, всего где-нибудь 90 человек. А не стадо баранов, которое просто идет под пули.

— Как в ситуации со штурмом аэропорта?

— Уже восьмой день воюем. Позавчера нас просто предали. Расстреливали, как хотели. Неграмотное руководство командования нас «слило». Из-за этого понесли очень большие потери и устали выносить своих товарищей. Один боец принес своего брата-близнеца мертвого, потому что у нас закон: своих не оставляем.

— Что там произошло?

— Когда захватили терминал, командование согнало всех в одно здание. По нам тут же ударили «Грады», минометы, танки. В упор расстреливали. Много убитых и раненых. Зашло 100 человек, а вышло где-то 60, остальные раненые и убитые — так не должно быть. Из-за такого командования нас выбили с позиции. Благодаря своему командиру, который нас, военную контрразведку ДНР, в сторону отвел, мы все ушли и просто обнимались. А там, где нас собрали и где мы стояли, уже падали тяжелые мины.

— Как воевать с таким командованием?

— Сейчас перезарядимся, автоматы почистим и по новой пойдем на аэропорт. Пойдем, как нам надо, никого не будем слушать. Сначала пойдем втроем в разведку и будем придерживаться нормальной военной тактики. Потом уже только будем вызывать своих ребят. А кто нам будет мешать — расстреляем — это враги народа.

— Отобьете аэропорт, что будет дальше?

— Тогда наступит мир, я приеду домой, и будем в гости ездить к своим друзьям в Донецк. Дай бог, живым вернусь, но если мне скажут, что моя семья ни в чем нуждаться не будет, пенсию будет получать хотя бы ДНРовскую, мы зубами их загрызем. Мы же здесь не наемники.

— Правда, что с боеприпасами проблемы, что вооружают только местных, а не добровольцев?

— Когда приехал, ребята дали автомат и один рожок. Где-то с укропов что-то возьмешь, где-то еще найдешь. Из одного из последних боев вернулся с трофеем — пулеметом. Назвал в честь дочери — Лиза. На нем прямо и написал название.

Украина. Славянск, ополчение, бойцы

— Правда, что вы редко пользуетесь сотовыми телефонами?

— Да, всегда, когда идем в бой, отключаем телефоны и вынимаем батареи. Иначе украинская армия сразу вычисляет местоположение и накрывает огнем.

— На стороне Украины правда воюют наемники? Сталкивались с ними?

— Да. В основном, это поляки и немцы.

— Объявленное перемирие ощущаете?

— Какое перемирие? Донецк бомбят, здесь минометы и «Грады» стреляют по нам. Ничего подобного!

— На улицах тоже неспокойно?

— Люди спокойно ходят по улицам. Когда обстреливают, прячутся. Хотя недавно видел, как отец тащил за руку маленькую дочь домой, когда укропы стреляли по его кварталу. Девочка плакала, упиралась. А тот говорил, что они там живут и бежать не собираются. Не знаю, что с ними произошло. Здесь есть единственное здание, где никто не располагается и вход запрещен даже для донецкой армии — резиденция местного олигарха Рината Ахметова. На его территорию заходить запрещено. Там самое безопасное место. Украинская армия будет весь Донецк обстреливать, а резиденцию Ахметова не тронут.

— Ополченцы ощущают поддержку России?

— Нет, здесь мы сами по себе. Единственная связь с родиной — телефонная. Звоню жене, дочери. Сегодня мне звонил глава Златоуста Вячеслав Жилин. Спрашивал, как дела, чем помочь семье. Не скрою, приятно.

Украина. Славянск, ополчение, бойцы

— Ни о чем не жалеешь?

— Нет. Честно. Здесь все здравые люди, все россияне. Мы — добровольцы. Денег не получаем. Двое из Златоуста: у меня позывной «Урал», у второго земляка — «Пророк». Во время Великой Отечественной войны наши деды освобождали нашу землю от фашизма, сейчас — их внуки. Мне говорили, что многие костерят меня за то, что депутат бросил своих избирателей и уехал. Ну у меня же пять помощников, которые работают в округе. А я поехал защищать нашу страну. Если мы этого не сделаем, то рано или поздно этот фашистский нарыв окажется у нас.

{{item.comments_count}}

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.Ru»

Расскажите о новости своим друзьям

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.Ru»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.Ru»
другие новости сюжета
{{item.story_prev.date}}
{{item.story_next.date}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
оставить свой комментарий
Загрузка...
Сегодня в СМИ
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров