{{user.notifications_count}} {{(user.notifications_count+1)}}
Выйти
Войти
Новости приходят чаще, чем вам хотелось бы, а поводы не интересны?
настроить уведомления
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
подписаться на уведомления
у вас {{user.notifications_count}} новых уведомления
Вы не зарегистрированы. Войдите в свой профиль, чтобы использовать уведомления в полную силу
Редактирование подписок
Комментарии
Авторы
Сюжеты
отписаться
отписаться
отписаться
{{settingsPanel.errors.form}}
{{settingsPanel.errors.name}}
{{settingsPanel.errors.new_password}}
Москва
прогноз на 7 дней
Доллар 57,42
Динамика за 2 недели
Евро 61,86
Динамика за 2 недели
Подпишись на ura.ru:
Чтобы подписаться на рассылку, укажите свой e-mail
{{email_subscribe.errors.email}}
{{email_subscribe.msg}}

Автобус с детьми попал в крупное ДТП в ХМАО

описание сюжетавсе сюжеты
сюжет

Автобус с детьми попал в крупное ДТП в ХМАО

На 926 км трассы Ханты-Мансийск — Тюмень 4 декабря автобус, везший детей в Нефтеюганск после соревнований по акробатике, столкнулся с грузовиком и двумя легковыми автомобилями. В результате ДТП погибли 12 человек, большинство из которых дети. Возбуждено уголовное дело.
18:00  08 декабря 2016 25

«Посадят чиновника, и про гибель детей все забудут»

Почему страшная авария в ХМАО повторится. Авторская колонка эксперта

Антон Степыгин
© Служба новостей «URA.Ru»
Северное кладбище и могила Александра Хабарова. Екатеринбург, могила, кладбище
Эксперт: "Массовые посадки не вернут детей"Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

После аварии в ХМАО, которая унесла жизни 12 человек, в том числе 10 детей, задержаны четверо — водители, владелец автобуса и директор спортшколы. Виновников, на самом деле, гораздо больше, уверен глава югорской Федерации автовладельцев России (ФАР) Максим Артелин. Попытки сэкономить, необдуманные решения властей, нехватка контроля и даже обычное русское «авось» — к ужасной трагедии привела цепочка случайностей, которая может повториться снова. Подробности — в авторской колонке эксперта.

Я лично выезжал на место аварии. Это неприятная картина, просто ужасная. У меня в голове не укладывалась мысль, что здесь погибли дети. Забудьте все, что вы видели по телевизору или на фотографиях — ничто не передаст ощущение кошмара так, как когда видишь эту трагедию своими глазами. Два года назад я выезжал в Нижневартовск, там полицейский спас ценой собственного автомобиля автобус с детьми от столкновения с грузовиками. Он герой. И это тоже было страшно, но тогда удалось избежать жертв. И в том числе по той причине, что у автобусов с детьми было сопровождение. Я не знаю, кто придумал, что теперь экипажи едут только с колоннами от трех автобусов. Это, конечно, не прихоть ГИБДД, это сделало наше государство. Возможно, теперь эту норму пересмотрят.

Нельзя все спихивать на водителей, на дороги, на отсутствие сопровождения — все обстоятельства в комплексе привели к трагедии.

После аварии почти сразу заговорили, что одна из причин — нечищеная от снега трасса. Это, действительно, проблема, и она системная.

Я работаю с тендерами и вижу, как это все происходит. Объявляется аукцион, на который заявляются как нормальные предприятия, у которых есть опыт и техника, так и те, у кого нет ничего, а машины они просто берут в аренду. Но все решает вопрос цены. Можно на пальцах разобрать. Предположим, первая цена очистки определенного участка трассы от снега стоит 50 млн рублей. Это цифра высчитана специалистами, в нее укладываются все затраты и небольшой доход предприятия. «Северавтодор» готов работать за такие деньги. Но я уверен, что даже у такого госпредприятия есть конкуренты, которые могут заявить, например, 25 млн рублей. Абсолютно неважно, что у них нет возможности отработать эти деньги — за счет низкой цены они могут выиграть аукцион. И «Северавтодору» приходится сбрасывать, ну, допустим, до 18 млн рублей.

Если раскидать затраты на зарплату, солярку, ремонт техники, то компания уйдет в минус. Поэтому и получается, что

уборку снега проводят чуть ли не раз в месяц, в лучшем случае раз в две недели. А по ГОСТу должны выезжать на трассу спустя 4 часа после снегопада. Мы на севере живем, у нас осадки каждый день.

Любая компания при таких условиях разорится, и дорожники оказываются заложниками ситуации. Поэтому надо зреть в корень — это государственная проблема, которую пока не могут решить.

Глава югорского отделения ФАР Максим Артелин
Фото: Федерация автовладельцев России

И здесь другая проблема — русские люди всегда рассчитывают на авось, никакие занесенные снегом трассы водителей не остановят. Можно посмотреть на это немного с другой стороны. У нас каждый второй нарушает правила дорожного движения, и это в лучшем случае. То, что у задержанных были штрафы — не делает их злостными нарушителями. Я признаю, что мы все стараемся где-то проскочить, побыстрее приехать, обогнать медленную фуру там, где это запрещено — это чисто русская натура. Но есть одно существенное отличие — водитель должен был понимать, что он везет детей. Не просто пассажиров даже, а детей.

И ничего придумывать не надо. Все уже есть. Работники ГИБДД, когда сдают смену, отдают карты памяти из видеорегистраторов патрульных машин. Так же и здесь должно быть — видеорегистраторы и тахографы в обязательном порядке надо использовать и на грузовом, и на общественном транспорте. Система должна работать. И на 150% жестче, если в салоне дети.

Надо гораздо сильнее следить за теми компаниями, которые перевозят детей. Ведь уже подтверждено, что это был не совсем легальный рейс, что организовали поездку на основании каких-то устных договоренностей. И снова все упирается в деньги. Насколько я знаю, в Югре всего две компании, у которых есть лицензия на такой вид работ — аренда автобусов в таких предприятиях обойдется в 110-150 тыс. рублей, в зависимости от разных условий. А без лицензии — в 50 тыс. рублей. И люди начинают экономить, не понимая, что если падает цена, то падает и качество. Мы же не берем какие-то очень дешевые продукты, или, например, алкоголь — боимся отравиться. А в этой истории почему-то директор спортивной школы не побоялась сэкономить. Я считаю, что надо вообще вернуть практику, когда у учебных заведений были свои школьные автобусы. В этом случае ответственность несет лично директор — он отвечает за состояние автобуса, он отвечает за человека, который будет сидеть за рулем.

Скорее всего, сейчас начались проверки везде, где только можно. У чиновников, в ГИБДД, в спортшколе, у предпринимателей. Но почему сейчас, почему так поздно? Я уверен, что если копать глубже и дальше, то 

можно найти десятки виновных. Но массовые посадки не вернут детей.

И если сейчас заработают какие-то законы, разработают новые — почему это произошло только после трагедии? Нет контроля. Мы Думу выбрали — где они? Почему я, сидя в Сургуте, вижу, как работает президент. Знаю, что Владимир Путин не спит дома, он летает по всей России, решает какие-то вопросы. А Дума не работает.

Но самое главное — сейчас эта история на пике, все только об этом и говорят. Пройдет год, два, в лучшем случае четыре-пять, а, скорее всего, и вовсе несколько месяцев, и все забудут, что на трассе под Ханты-Мансийском погибли дети. Пройдет время, произойдет другая трагедия или посадят какого-то высокопоставленного коррумпированного чиновника — галочки поставят, страничку перевернут, отчитаются о выполнении, и всё вернется на новый круг до тех пор, пока история не повторится.

{{item.comments_count}}

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.Ru»

Расскажите о новости своим друзьям

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.Ru»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.Ru»
другие новости сюжета
{{item.story_prev.date}}
{{item.story_next.date}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
оставить свой комментарий
Система Orphus
Загрузка...
Сегодня в СМИ
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров