{{user.notifications_count}} {{(user.notifications_count+1)}}
Выйти
Войти
Новости приходят чаще, чем вам хотелось бы, а поводы не интересны?
настроить уведомления
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
подписаться на уведомления
у вас {{user.notifications_count}} новых уведомления
Вы не зарегистрированы. Войдите в свой профиль, чтобы использовать уведомления в полную силу
Редактирование подписок
Комментарии
Авторы
Сюжеты
отписаться
отписаться
отписаться
{{settingsPanel.errors.form}}
{{settingsPanel.errors.name}}
{{settingsPanel.errors.new_password}}
Москва
прогноз на 7 дней
Доллар 57,48
Динамика за 2 недели
Евро 60,45
Динамика за 2 недели
Подпишись на ura.ru:
Чтобы подписаться на рассылку, укажите свой e-mail
{{email_subscribe.errors.email}}
22 февраля 2017
18:37  09 января 2017 52

Мать погибшего в курганской колонии студента-боевика получила заключение экспертов

Больницы Курган, скорая помощь, бсмп
Заключенного осматривали в БСМПФото: Игорь Меркулов © URA.Ru

В Курган приехала мать погибшего осужденного Руслана Сайфутдинова. Как сообщил «URA.RU» член общественной комиссии Людмила Исакаева, в понедельник, 9 января, женщина побывала в лечебном исправительном учреждении (ЛИУ), где ей должны были передать заключение о вскрытии тела Руслана.

Правозащитница отметила, что пока не видела документ. Также Людмила Исакаева подтвердила, что будет участвовать в проверке ИК-1, где отбывал наказание за наемничество тюменский студент.

Главный врач Курганской больницы скорой помощи Сергей Фролов рассказал корреспонденту «URA.RU», что Руслана Сайфутдинова привозили на обследование. «Его обследовали невролог, терапевт и хирург. Никаких повреждений у него не было. Мужчина был в сознании и сам сообщил врачам, что с июня прошлого года отказался от еды», — рассказал Сергей Фролов. По неподтвержденной информации, у Руслана могли быть психические отклонения.

Правозащитники начали бить тревогу 5 января.

Как ранее написала Людмила Исакаева в Gulagu.net, вечером 4 января она получила информацию о критическом положении заключенного Сайфутдинова Руслана Евгеньевича, 1992 года рождения. 5 января мать Руслана сообщила ей, что сын уже не может говорить. На следующий день в колонию выехал адвокат, но к заключенному его не пустили. Дежурный сказал ему, что спецчасть закрыта, попытки адвоката связаться с отрядным не увенчались успехом.

Тогда же, 6 января, стало известно, что заключенного переводят в ЛИУ. «В 17.30 поступило сообщение, что Руслана повезли в больницу скорой медицинской помощи на какое-то обследование, — написала Исакаева. — В 18.20 я с мужем зашла в приемный покой больницы. Дежурная подтвердила, что Сайфутдинов находится на обследовании, но скоро его вернут в приемный покой. Минут через двадцать действительно выкатили носилки в сопровождении трех тюремных охранников и тюремного врача. Несколько минут в полумраке коридора я пыталась рассмотреть Руслана. Он лежал в тюремной робе, под коленями лежала подушка. Видно было лицо и руку. Кто видел фотографии заключенных концлагерей — может представить, как все это выглядело. Кто-то из приемного покоя спросил, что показало обследование, охранники засмеялись: «Здоров, как бык! Просто с головой не дружит!»

Тюремный врач сообщил тогда Исакаевой, что «ничего страшного у заключенного нет». По его словам, обследования никакой патологии внутренних органов не показали. «Есть истощение второй степени, но причиной этого является психологический настрой заключенного, психолог уже с ним уже работал и после праздников тоже будет работать. Врач сказал, что заключенного сейчас отвезут в ЛИУ, где ему поставят капельницу с глюкозой», — передает слова правозащитницы Gulagu.net.

Бывший студент Тюменской медицинской академии, уроженец Ноябрьска Ямала-Ненецкого округа, летом 2013 года уехал в Сирию, по словам родственников, чтобы оказывать медицинскую помощь пострадавшим. Пробыл там несколько месяцев и вернулся в Россию. 24-летний молодой человек был осужден на три года за то, что был членом террористической организации в Сирии. 18 января арестант должен был выйти на свободу. Мать погибшего рассказала правозащитникам, что ее сын жаловался на пытки в ИК-1 и угрозы, что живым он из колонии не выйдет. 7 января он умер в палате интенсивной терапии областной туберкулезной больницы, расположенной на территории исправительного учреждения.

Как ранее отмечалось в отчете прокуратуры, в регионе выросла смертность заключенных от болезней с 29 случаев в 2014 году до 33 — в 2015-м. Это связано в том числе с несвоевременным диагностирова­нием заболеваний у осужденных, их недообследованием, ошибочной оценкой со­стояния здоровья.

Как уже сообщало «URA.RU», по факту смерти заключенного прокуратура и СУ СКР по Курганской области проводят проверку. 10 января в колонии будут работать члены общественной наблюдательной комиссии.

Анна Бояркина
© Служба новостей «URA.Ru»
{{item.comments_count}}

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.Ru»

Расскажите о новости своим друзьям

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.Ru»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.Ru»
другие новости сюжета
{{item.story_prev.date}}
{{item.story_next.date}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
оставить свой комментарий
Система Orphus
Загрузка...
Сегодня в СМИ
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров